Детектор лжи

  »Главная«
  »История«  
  »Правовые аcпекты«  
  »Группа "Эпос"«  
  »Обучение«  
  »Оборудование«  
  »Оборудование б/у«  
  »Услуги«  
  »Прайс-лист«  
  »Форум«  
  »Наши партнеры«  
  »Статьи«  
  »Контакты«  
   
В недалеком будущем следствие, категорически отказавшиеся от применения полиграфа, будет производить примерно такое же впечатление, какое сегодня произвел бы врач-кардиолог, который при необходимости диагностировать инфаркт миокарда отказался бы записать электрокардиограмму и основывался бы только на собственном стетоскопе.
Академик П.В. Симонов  
 
Официальный представитель ЗАО «Группа ЭПОС» г.Москва на Украине. Email: polygraphdn@i.ua

К.Харский. Детектор лжи. Домыслы и факты.

К.Харский. Детектор лжи. Домыслы и факты.



Анализ практики и экспериментальных данных по материалам прессы и публикаций.

В основе статьи материалы из книги Дж.Хэссета "Введение в психофизиологию ".

Вопреки распространенному представлению, основная область практического применения "полиграфа " это не допрос преступников, а проверка служащих, нанимаемых на работу.

К слову сказать нами создана компьютерная программа, которая оказывает существенную помощь в определении и долговременном контроле за уровнем благонадежности персонала. Подробнее в одной из будущих статей.

А свободно распространяемую версию этой программы вы можете скачать с этого сайта.

В 1972 году около 25 % всех фирм в США предложили по крайней мере некоторым из уже работающих или будущих сотрудников пройти тесты по детекции лжи, в течение года было проведено около 400 000 таких тестов ( "Таймс ", 19 марта 197З года).По более полной оценке, общее число таких обследований составляет несколько миллионов в год. Причина проведения этих тестов может быть весьма конкретной, как, например, желание узнать, кто запустил руку в кассу местной лавочки, или же общей желание выяснить, не скрывает ли будущий сотрудник чтонибудь компрометирующее его. Легальный статус детекции лжи сейчас весьма нестабилен. Обзор законодательства Соединенных Штатов года показал, что в 12 штатах детекция лжи может производиться только при найме на работу, хотя в 10 из них допускаются исключения и ее можно применить принудительно в предусмотренных законом случаях. В 17 штатах, главным образом южных, в число которых не входят упомянутые выше двенадцать, "полиграфер " (полиграфер человек проводящий анализ испытуемого при помощи детектора лжи) должен иметь лицензию. В остальных 33 штатах вы можете стать профессиональным полиграфером, просто выложив тысячу долларов за прибор и напечатав свое имя на визитках. Неопределенное положение детекции лжи отражается и в том, как к ней относится закон. Результаты тестов на ложь не могут стать доказательствами в суде. Однако бывают и исключения. Некоторые суды установили такое правило: если и обвинение, и защита согласны в том, что обвиняемого нужно подвергнуть такому тесту, то показания полиграфера могут быть учтены. Более того, любое признание, полученное как результат обследования с помощью полиграфа, может быть использовано в суде. Таким образом, полиграф может служить своего рода моральной дубинкой, побуждающей к признании, Оператор может указать на какоето место записи и сказать неосведомленному подсудимому, что запись свидетельствует о его лжи. И фактически признание нередко получают именно таким образом. Соответствует ли оно истине это другой вопрос. Как известно, многие люди сознавались в преступлениях, которых они не совершали. История попыток выявлять обман уходит далеко в прошлое.

Одна известная сказка повествует о князе, который использовал для раскрытия всех преступлений в своей стране следующий метод. Всех подозреваемых забирали под стражу и препровождали во дворец.

Они должны были стоять с руками за спиной, а им говорили, что в соседней комнате находится священный осел, который заревет, когда его потянет за хвост виновный. Каждый из них по одному заходил в затемненную комнату с ослом, а затем снова представал перед князем. Когда процедура заканчивалась, а осел все молчал, князь приказывал всем показать ему руки. Хвост осла перед этим посыпали черным порошком; предполагалось, что только у виновного руки останутся чистыми, ибо только он будет боятся потянуть осла за хвост. Некоторые эксперты видят в этом аналогию с современными методами детекции лжи: в обоих случаях для успеха нужно, чтобы подозреваемый верил в эффективность процедуры. Итальянский криминалист Чезаре Ломброзо впервые предложил для выявления обмана использовать достижения физиологии. В 1890-х годах он начал измерять у подозреваемых давление крови, в то время как их допрашивала полиция, и утверждал, что он может определить, когда они лгут. Позднее Бенусси высказал мысль, что ценную информацию о попытках обмана может также дать характер дыхания. Он утверждал, что после каждого вопроса, вызвавшего состояние напряженности, следует короткий "вздох облегчения ". В 1920-х годах Леонард Килер начал применять этот метод на практике в департаменте полиции в Беркли (Калифорния). Он имел такой успех, что бросил работу и организовал компанию по производству полиграфов устройств, которые одновременно регистрировали у человека дыхание, "относительное давление крови " и электрическую активность кожи.

Относительное давление крови определяли с помощью резиновой манжеты, которую накачивали воздухом примерно до половины интервала между систолическим и диастолическим давлением. Это был обычный сфигмоманометр который показывал изменения объема руки и ритма сердца. Таким образом, его показания нельзя сравнивать с современной записью артериального давления. Кроме того, само поддержание манжеты в надутом состоянии, если ее часто не спускать, было и болезненным, и опасным. Это была главная причина, почему периоды "детекции лжи " при таком обследовании были короткими. Электрическая активность кожи измерялась довольно примитивными приборами. Некоторые исследователи утверждали, что это может сильно сказываться на результатах, одни не опубликованные данные Густафсона показали, что при детекции лжи с помощью децептографа Стелтинга (одного из наиболее популярных коммерческих приборов) и с помощью более сложного лабораторного оборудования достоверных различий в результатах не оказывается. Ни один комплекс физиологических реакций нельзя достаточно уверенно связать с сознательной ложью. Полиграфер просто ищет признаки симпатикоподобной активации такие, как неритмичное дыхание, учащение сердечного ритма, подъем явления крови и, возможно, реакция кожной проводимости. Он интуитивно решает многие из тех проблем, которые мучат психофизиолога исследователя. К ним относятся влияние различий в исходном уровне того или иного показателя, вариабельности физиологических показателей у одного человека и у разных людей. Таким образом, окончательное решение "полиграфера " основывается на улавливании некоего "гештальта ", а не на четко определенных критериях. А раз так, то это скорее искусство, чем наука. Отметим, однако, что каким бы интуитивным ни был бы этот процесс, профессионал в своей оценке базируется не на изменениях одной реакции, а на особенностях общей картины активации.

На вопрос "Вы убили свою мать? " каждый человек будет реагировать эмоционально. Поэтому задача полиграфера найти другие вопросы, которые вызывали бы заметные реакции у виновных, но на которые не реагировали бы невиновные. Большинство людей, работающих в области детекции лжи, пришли туда из близких областей и имеют уже значительный опыт ведения допросов. Если они и проходили какуюлибо специальную подготовку, в своей работе они связаны стандартными процедурами выполнения тестов по детекции лжи. Решающие значение имеет способ проведения допроса, некоторые специалисты по полиграфии утверждают даже, что они могут определить, лжет человек или нет, когда аппарат испорчен. Подобно тому священному ослу, с помощью которого князь находил невиновного, детектор лжи сделает свое дело заставит подозреваемого говорить правду, если только человек будет верить в действие прибора.

Обычно допрос проводят в спокойном, просто обставленном помещении. Полиграфер сообщает своей жертве, что детектор лжи это научный прибор, предназначенный для записи физиологических реакций. Он подчеркивает, что безнадежно обмануть машину, и советует подозреваемому доказать свою невиновность, рассказав всему известное. Затем он обсуждает с этим человеком историю его жизни, выражая ему сочувствие по поводу любых прошлых преступлений, о которых тот, возможно, расскажет, но подчеркивая на протяжении всей беседы, что лживость это худшая форма испорченности. Это может показаться почти комичным, но тому, кто умело допрашивает, очень трудно противостоять. Вновь и вновь возвращаются к наиболее существенным момента рассказа подозреваемого, и полиграфер время от времени упоминает о том, что лучше сказать правду сейчас. Вместе c подозреваемым полиграфер формулирует около дюжины вопросов для проведения самого теста по детекции лжи. Некоторые из них лишены эмоциональной окраски (например, "Вас зовут Джон Смит? ") другие эмоциональны, но не имеют отношения к данному преступлению (например, у человека, подозреваемого в убийстве, можно спросить, употреблял ли он нанибудь наркотики), а третьи непосредственно связаны с преступлением, о котором идет речь. Предполагается, что невиновный будет реагировать одинаково на все вопросы, обвиняющиеся его в чемлибо незаконном, виновный же будет реагировать сильнее на вопросы, касающиеся его преступления. Полигафер обращает особое внимание на возможно более точную формулировку вопросов для теста. Например, вместо того чтобы спросить:, он спросит: "Был ли случай, чтобы вы украли в Центральном супермаркете на сумму больше 100 долларов?> Эта предварительная беседа длится иногда около часа. B это время полиграф еще не подключается. Многие люди начинают так сильно нервничать из-за угрозы его включения, что сознаются в преступлении именно в этот период. Если же человек не признается, включают аппарат и устраивают небольшую демонстрацию, которая должна показать тщетность любой попытки обмануть машину. Человек должен взять одну карту из колоды и попытаться скрыть от полиграфера, какая это карта. Полиграфер узнает это с помощью детектора лжи что заставляет испытуемого еще больше волноваться по поводу тех вещей, которые он хотел бы скрыть. Затем начинается собственно тест, и допрашивающий задает испытуемому вопросы, о которых они договорились, повторяя их несколько раз. Если есть хоть какието сведения, которые известны полиции, но не освещались в газетах и не были сообщены подозреваемому, можно провести тест с "пиком напряженности ". Например, если была украдена определенная сумма денег, то можно спросить: "Это было 15 долларов ....43 доллара... 89 ... 127... 206? " Если верная цифра, допустим, 127 долларов, то лента полиграфа обнаружит у виновного нарастание признаков тревоги до мере приближения к этой цифре, а затем расслабления по мере удаления от нее. Или же можно спросить: "Миссис Смит убили из ружья? ... ножом? ... ножом для бумаги? ... куском веревки? " Если о том, что орудием убийства был нож для бумаги, знают только преступник и полиция, то у невиновных реакция на это слово не будет отличаться от реакций на упоминание других орудий.

Существует много разных систем оценки физиологических данных для получения ответа на вопрос: лгал или не лгал испытуемый? Лишь немногие из них дают какойто количественный показатель. Все они зависят в той или иной степени от суждения полиграфера. Наконец, большинство профессионалов предпочитает высказывать глобальное суждение, основанное на всех доступных данных, включая поведение подозреваемого на беседе, а не только на оценке физиологических реакций. Таким образом, всю эту процедуру можно скорее рассматривать как еще один метод полицейского допроса а не как собственно физиологический тест. Беседы перед наймом на работу проводятся сходным образом. В этом случае цель состоит в том, чтобы выяснить, нет ли у кандидата нежелательного прошлого, в связи с чем ему предлагают вопросы более общего характера. Окончательное суждение здесь тоже основывается не только на физиологических данных. Короче говоря, как сказал Фред Инбау один из ведущий специалистов по детекции лжи в свидетельских показаниях в палате представителей США, "эта методика не лучше, чем процесс постановки диагноза человеком ". Это несколько огорчительно, если учесть отсутствие стандартов профессиональной квалификации. Как мы уже говорили, в большинстве штатов любой человек может купить полиграф и начать заниматься этим делом. Если для успеха процедуры детекции лжи действительно важна личность полиграфера, то определить эффективность самого метода не представляется возможным. Он может "работать " в одних руках и оказаться бесполезным в других. Но когда встает вопрос: а нужен ли успешно ведущему свое дело специалисту сам полиграф или ему важно только убедить обвиняемого, что его легко будет уличить во лжи? И как полиграфер может судить о своем успехе? На основании того что человек, которого он считал виновным, признал себя таковым, или же тот, которого он считал невиновным, был освобожден по его рекомендации? Оценка методов детекции лжи связана с не меньшими трудностями, чем, например, оценка результатов психотерапии. Кем по закону являются испытуемые и полиграферы? Как определить успех метода? Будучи бизнесменами, полиграферы, производящие исследования по этому вопросу, сами заинтересованы в том, чтобы подтвердить обычные заявления о 90100 процентной точности получаемых ответов.

Чтобы выяснить вопрос об эффективности детекции лжи. было проведено очень много исследований. Результаты их зависели от того, кто проводил исследование и как определяли понятие . Рассмотрим следующий пример. Предположим что в краже подозревают 100 человек. Все сто прошли тестирование на детекторе лжи, и все сто оказались, повидимому, невиновными. В соответствии со статистикой, используемой в некоторых из таких работ, это означало бы успех метода в 99% случаев, поскольку 99 человек из 100 действительно невинны. Таким образом, утверждение о 99%ной эффективности метода будет сделано, несмотря на то что полиграфер ничем не помог выявить того единственного человека, который совершил преступление. Статистика военной полиции США говорит о следующем. Из 4622 человек, прошедших тесты по детекции лжи, 1302 по суждению полиграфера были виновны в различных преступлениях. Позднее 53% из них признались. Сколько из них сделали ложное признание, мы никогда не узнаем. В отношении других 20% обвинение было подтверждено дополнительными сведениями. Однако в 28% случаев виновность не была доказана вероятно, по крайней мере некоторые из этих людей действительно виновны в преступлениях. Но сколько невинных людей на основании этих тестов подвергались дальнейшим неприятностям, допросам и даже тюремному заключению. Этого мы опятьтаки никогда не узнаем. Из тех, кто был оправдан по тестам, 2,3% были позже осуждены на основании других доказательств. Короче говоря, мы должны согласиться с др Джессом Орланским, который в докладе министерству обороны дал следующий вывод:

Те немногие из научных работников, которые решились вторгнуться на закрытую для них территорию детекции лжи, задавались двумя основными вопросами: 1) насколько эффективна детекция лжи? и 2) какие переменные влияют на успешность детекции? В целом экстраполировать результаты проведенных экспериментов на обычные тесты рискованно. В опытах обычно использовалось более совершенное оборудование и главное внимание уделялось одному физиологическому показателю электрической активности кожи. Кроме того, большая часть исследований неизбежно проводилась в условиях, далеких от обычной практики детекции лжи. Испытуемыми чаще всего были студенты колледжей, у которых не было крупных провинностей и которым не приходилось особенно бояться разоблачения. И наконец, суждения выносились не на основе общего впечатления, а строго определенных физиологических реакций. Описание нескольких типичных работ может дать более ясное представление о сильных и слабых сторонах лабораторного подхода. В 1959 году Дэвид Ликкен опубликовал описание своего метода (тест на ),который был вариантом теста с . Ликкен утверждал, что лучше исследовать физиологические реакции, возникающие при обсуждении деталей преступления (которые предполагаются известными только виновному), чем пытаться выяснить, когда именно человек лжет. С этой целью сотрудник, проводящий беседу, представляет .испытуемому список действительных и придуманных подробностей, касающихся преступления. Виновный будет особым образом реагировать на то, что было на самом деле, а реакции невиновного на все пункты списка будут более или менее одинаковыми. Испытуемыми были 49 мужчин студентов колледжа. Они должны были разыгрывать два заранее придуманных преступления убийство и кражу. Одни совершали оба преступления, другие только одно, а третьи ни одного. Другие исследователи рассматривали переменные, которые могли бы влиять на более традиционные приемы детекции лжи. Например, в 1963 году Густафсон и Орне разработали эксперимент, чтобы выяснить, будет ли человеку легче полиграф, если создать у него соответствующую мотивацию. Половине испытуемых говорили, что цеь эксперимента выяснить, насколько успешно они смогут утаивать информацию от экспериментатора, и что в этом могут преуспеть только люди с очень высокой способностью к контролю своих эмоций и с высоким интеллектом, что они должны стараться изо всех сил и что в случае успеха получат 1 доллар. Другой половине испытуемых сообщалось что будут изучаться физиологические реакции у здоровых людей при предъявлении рядов чисел и букв. Испытуемый выбирал одну из пяти карт, каждая из которых была помечена буквой или числом. Через несколько минут проигрывалась пленка с перечнем всех пяти карт. Чтобы уменьшить влияние ориентировочной реакции, ответы на первый раздражитель ряда не учитывались. Затем вычислялись средние величина РСК в ответ на каждый из раздражителей. В группе с повышенной мотивацией из 18 испытуемых мужчин студентов колледжа у 12 наибольшая реакция обнаружилась на тот знак, который был на выбранной карте, тогда, как в группе из 18 испытуемых без мотивации РСК позволяла обнаружить это только у 6 человек. Эти различия были статистически достоверными, и авторы пришли к выводу, что усилия, направленные на то, чтобы скрыть обман, дают обратный результат. Отметим еще раз разницу между этими экспериментами и использованием полиграфа при расследовании преступлений. В экспериментах единственным физиологическим показателем была электрическая активность кожи, и ее оценка была совершенно объективной. В отличие от этого в криминалистике производят более многостороннее обследование и больше полагаются на характер изменений дыхания и сердечнососудистых показателей, считая, что кожная реакция слишком чувствительна для использования в эмоционально напряженной ситуации. Другое очевидное и даже более важное отличието, что испытуемые в лабораторных исследованиях были хорошо образованными людьми, которые участвовали в психологическом эксперименте, и, что бы ни случилось, они были вольны уйти после его окончания. Совершенно иначе будет относиться к обследованию гетерогенная группа преступников, у которых от его результатов может зависеть сама жизнь. С другой стороны, обстановка лаборатории дает возможность исследователю определять правила игры и благодаря этому изучать такие вопросы, как, например, влияние мотивации.. Обзор таких лабораторных исследований, сделанный Орланским, показал, что средняя успешность детекции лжи в них составляет 92%. В более позднем обзоре сообщается, что в тех работах, где использовалась инсценировка преступления, успешность детекции составила в среднем 80%, а в работах с более нейтральными стимулами 73%. Используя ряд приемов, можно попытаться обмануть полиграфера. Не исключено, что с помощью гипноза и некоторых фармакологических препаратов можно ввести в заблуждение допрашивающего. Возможно также, что тренировка с помощью обратной связи позволит человеку настолько надежно управлять своими физиологическими процессами, что детекцияя лжи станет невозможной. Выяснить все это задача будущих исследований.

В попытках обмануть полиграфера существуют две главные стратегии. Первая это подавление всех реакций, чтобы не при каких условиях ни один сигнал не вызвал реакции. Основной принцип состоит в том, что человек старается отвечать на все вопросы автоматически, не обращая на них серьезного внимания. Он должен сосредоточить внимание на рисунке стены, которая находится перед ним, или на какомнибудь другом нейтральном предмете. Хотя некоторые утверждают, что таким способом можно добиться успеха, обычно это бывает очень трудно. Подобное поведение может насторожит допрашивающего, а это приводит, напротив, к нежелательному результату. Известно, что с той же целью некоторые преступники опрыскивают ладони средствами от пота. Это действительно подавляет кожные реакции, но, конечно, не влияет на другие физиологические показатели. Значительно эффективнее оказываются притворные эмоциональные реакции на незначащие раздражители. Умелый специалист может разгадать и эту стратегию, но, если использовать ее в подходящие моменты, это может привести полиграфера к ошибочным выводам. Для создавия фальшивых реакций есть много разных способов. Труднее всего разоблачить внутренние, мысленные приемы. Если вы хотите вызвать реакцию, попытайтесь просто помножить в уме два многозначных числа или подумать о чемнибудь, что вызывает ярость или сексуальную эмоцию. Если вы можете некоторое время поддерживать такое состояние концентрации, то то же самое может сделать и большинство других людей. Другой способ это незаметное для экспериментатора напряжение какихнибудь мышечных групп. Обычно люди прижимают пальцы ног к полу, сводят глаза к носу или прижимают язык к твердому небу. Все дело в. том, чтобы скрыть это движение от допрашивающего. Физиологические реакции, характерные для стресса, вызывает также боль, и некоторые люди додумались до того, чтобы в ботинок под большой палец класть кнопку: боль при надавливании на нее должна вызывать . И опятьтаки внимательный полиграфер должен убедиться в том, что подобные средства не применяются. Наши выводы относительно детекции лжи не будут такими определенными, как мог бы надеяться читатель. При достаточной опытности исследователя полиграф может с успехом применяться (но не без возможности ошибок) для отличения лжеца от говорящего правду. В руках неопытного оператора детектор лжи может стать реальной угрозой для гражданских свобод. По мнению Ликкена, использование детектора лжи перед наймом на работу может оказаться намного более коварным, чем его применение в криминалистике (для которой он рекомендует тест на ). Ликкен приводит довольно сложные математические расчеты, которые показывают, что, поскольку при найме на работу, в деловой обстановке, лгать будут лишь относительно немногие, от ошибок метода может пострадать значительно большее число ни в чем не повинных людей.

Детектор лжи в России

Яндекс.Метрика Rambler's Top100


самый сильный возбудитель такие intimboutique.com.ua, как выбрать смазку;детская обувь
META-Ukraine
   Сделать страницу домашней    Добавить в избранное Студия Alex дизайн, создание сайтов в Донецке - Официальный представитель ЗАО «Группа ЭПОС» г.Москва на Украине © 2006   
Наши партнеры